Второй номер в списке богатейших японцев, владелец SoftBank Масаёси Сон умеет угадывать будущее и зарабатывать на этом миллиарды. Какие сферы кажутся ему самыми перспективными сегодня?

Основатель и гендиректор японской корпорации SoftBank Масаёси Сон любит рассказывать историю о том, что ему нужна ровно одна минута, чтобы получить $1 млрд. В августе 2016 года в Токио прибыла представительная делегация из Саудовской Аравии: наследный принц Мухаммедбин Салман в окружении почти 500 человек свиты. «Вы в первый раз в Токио, и я хочу сделать вам подарок, — вспоминал позже Сон свое обращение к принцу. — Это подарок на триллион долларов». Глаза собеседника после этой фразы округлились, а Сон рассказал, что создает фонд Vision на $100 млрд и тот, кто профинансирует его, получит $1 трлн прибыли. Мухаммед бин Салман в итоге согласился вложить $45 млрд — их встреча с Соном продлилась ровно 45 минут.

С состоянием $21,6 млрд Масаёси Сон занимает второе место в рейтинге богатейших японцев, лишь немного уступая совладельцу Uniqlo Тадаши Янаи($22,2 млрд). Сону уже 61 год, и рано или поздно он уйдет на пенсию. Ему будет что оставить после себя: по словам миллиардера, у него есть план развития SoftBank на 300 лет вперед. За плечами у Сона десятки сверхуспешных инвестиций, например в Alibaba и Uber, и многие полагают, что он умеет предсказывать будущее не хуже Уоррена Баффета, прозванного «Оракулом из Омахи». Сейчас основатель SoftBank делает ставку на искусственный интеллект, а всего в портфеле Vision почти пять десятков компаний. Какие сделки Сон успел провести в 2019 году?

Майнинговый выход

«Люди думают, что я не люблю продавать, но это не так», — говорил Масаёси Сон в феврале. Впрочем, по данным TechCrunch, пока у Vision было только шесть выходов. Один из них произошел в январе 2019-го: фонд продал долю в 4,9% акций американского разработчика графических процессоров Nvidia. Весной 2017 года Softbank вложил $4 млрд в бумаги компании и, как писал Bloomberg, стал четвертым по величине акционером. Для Сона это была третья по объему инвестиция — больше он с партнерами вкладывал только в Uber ($9,25 млрд) и производителя чипов ARM ($8 млрд).

Казалось, Nvidia — очередная очень успешная инвестиция: с 2016-го по сентябрь 2018 года капитализация компании подскочила с $17 млрд до $175 млрд благодаря буму на процессоры, используемые для майнинга криптовалют. В августе 2018-го Softbank передал свой пакет акций в Vision — и тот стоил уже $5 млрд. Но в ноябре акции компании рухнули на 40%.

Когда в феврале 2019-го стало известно, что фонд Сона продает акции Nvidia, пакет в 4,9% стоил уже $3,6 млрд. Но инвестиция не стала неудачной: владелец Softbank умудрился заработать на ней $3,3 млрд. Удачно выбранная стратегия хеджирования позволила ему при рыночной цене акций Nvidia в $150 за штуку продать их по $218. Притом что в 2017-м SoftBank потратил $105 за акцию.

«Тактика SoftBank заключается в том, чтобы дать компании достаточно денег для активного развития, — объясняет гендиректор «Орбита Капитал Партнерз», амбассадор SingularityU Евгений Кузнецов. — Nvidia работает на рынке с 1993 года и после 2015-го пережила кратный рост, но Vision инвестировал в нее $4 млрд только в 2017-м, после чего капитализация выросла еще почти в два раза. При этом фонд инвестировал в новый класс продуктов компании, а точнее — в стратегию захвата рынка искусственным интеллектом». Nvidia в этот период разработала графические процессоры для приложений искусственного интеллекта и стала одним из лидеров рынка в этой области.

Сон за рулем

Последнее увлечение Масаёси Сона — логистические компании и сервисы, занимающиеся доставкой. В этом году миллиардер активно инвестировал в них. В феврале $940 млн от Vision получила американская компания Nuro, которая разрабатывает автомобиль–беспилотник для доставки товаров. Nuro была создана в 2016 году, среди основателей Олден Вудроу, работавший над проектом Makani (гигантский воздушный змей, преобразующий ветряную энергию в электрическую) в секретной лаборатории Google X.

«У SoftBank стратегический фокус на транспортный сектор», — объясняет подобные вложения основатель и управляющий партнер Target Global Александр Фролов. В пример он приводит другие недавние инвестиции фонда — сервис для дилеров Auto1 и сервис для владельцев парковок ParkJockey. В этот ряд укладывается и еще одна инвестиция 2019-го: $1,5 млрд от Vision в феврале получила компания Chehaoduo Group — крупнейший китайский агент по продаже подержанных автомобилей, управляющий онлайн-площадкой Maodou.com.

По словам Фролова, перспективы есть также у рынка коммерческих грузовых перевозок. «Все, что связано с грузоперевозками — как морскими, так и наземными, — это огромный рынок, который вызывает большой интерес у инвесторов», — отмечает он. Иллюстрация — январская инвестиция Vision объемом $1 млрд в американскую логистическую компанию Flexport, которая в том числе занимается морскими перевозками. «Эта компания — по сути тот же Uber, но для грузовиков, — объясняет Евгений Кузнецов. — И это также инвестиции в роботизацию». При этом Flexport первым открыл фонд Founders, который вкладывается в компанию с 2014 года. Это хорошо вписывается в подход Масаёси: подхватывать успешно развивающиеся компании, когда они готовы взрывать рынок, но им нужны для этого ресурсы.

Uber остается одной из крупнейших инвестиций Vision. Недавно SoftBank вместе с Toyota объявили о намерении предоставить компании $1 млрд для совершенствования технологии беспилотного вождения. Одновременно Сон инвестирует в индийский аналог Uber — компанию Ola. SoftBank вкладывается в Ola c 2014 года (в 2015-м компанию ему составил фонд DST Global Юрия Мильнера F 31). Всего через раунды финансирования, в которых участвовал Сон и последний из которых состоялся осенью 2017 года, конкурент Uber привлек более $2 млрд.

В январе 2019 года SoftBank объявил, что намерен инвестировать в Ola еще $1 млрд. Сделка не состоялась — сооснователь сервиса Бхавиш Аггарвал опасается увеличения влияния SoftBank, которому уже принадлежит 26% акций Ola. Аггарвал и Сон несколько раз встречались в последние месяцы, но пока так ни о чем и не договорились. Индийскому бизнесмену есть чего опасаться: в начале 2018 года Uber объединил свое подразделение в Юго-Восточной Азии с конкурентом Grab, доля в котором также принадлежит SoftBank. Одновременно с объявлением Сона о готовности увеличить долю в Ola индийская компания заявила, что через 3-4 года планирует выйти на IPO. Возможно, так сервис пытается сохранить самостоятельность и избежать судьбы Grab.