РФ хочет ввести понятие цифровых знаков, а токены приравнять к ценным бумагам

СОЧИ (Рейтер) – Российские депутаты готовят ко второму чтению законопроект о цифровых правах и цифровых финансовых активах, пытаясь синхронизировать понятия и уйти от легализации криптовалют.

“Законопроекты, которые сейчас мы дорабатываем ко второму чтению, были внесены в конце прошлого года, в период “хайпа”, когда биткоин стоил около $20 тысяч”, – рассказал депутат Анатолий Аксаков на конференции Finnopolis.

“Работа шла сначала по более широкому направлению – мы были готовы к тому, чтобы легализовать биткоин, эфир, другие криптовалюты, только в юридических терминах, не называя это криптовалютой”.

В Госдуме была создана рабочая группа экспертов, на одном из заседаний у главы ЦБР Эльвиры Набиуллиной было решено, что “будем называть это цифровые финансовые активы, цифровые права, и эта норма будет прописана в гражданском кодексе”, добавил Аксаков.

Госдума приняла в первом чтении 22 мая законопроекты о цифровых финансовых активах и о краудфандинге, а также о цифровых правах.

“Мы полагали, что на определённом этапе и биткоин, и эфир, мы так определим, в виде цифровых прав и… отдадим ключ от дверей Центробанку, для того чтобы он это регулировал… но и от этого отказались, поскольку фактически государство не может регулировать то, что находится в трансграничных сферах”, – сказал Аксаков.

Легализуя криптовалюты, государство дало бы сигнал всем гражданам, что можно в них инвестировать.

“Ответственность в данном случае ложится на государство, и мы решили, что если регулировать мы эту сферу не можем, явление это с точки зрения перспективы и будущего вызывает вопросы… Поэтому решили ограничить регулирование российским правовым пространством”, – сказал Аксаков.

ЦИФРОВЫЕ ПРАВА

Законопроект о цифровых правах подготовлен ко второму чтению и сегодня отправлен в главное правовое управление администрации президента для согласования, сказал депутат.

“Он как раз описывает отношения по выпуску, учету и обращению цифровых прав в рамках российского правового пространства”, – сказал Аксаков.

“Цифровые права – это более широкое понятие, чем цифровые финансовые активы. А цифровые финансовые активы – это те активы, которые удостоверяют права собственности – денежные требования, то есть право на доход от реализации проекта, либо права участия в капитале – корпоративное право, то есть я покупаю долю в капитале компании, которая реализовывает проект”, – пояснил он.

Для этого в пакете идут поправки в закон об акционерных обществах и ООО, поскольку цифровые права – это по сути те же бездокументарные ценные бумаги.

“Эти цифровые права удостоверяют денежные требования и корпоративные права, которые возникают при записи в информационной системе, созданной на основе распределённого реестра”, – пояснил он.

Закон вводит понятие оператора информационной системы, который должен в ЦБ согласовать правила работы информационной системы на основе блокчейна.

“Оператор несёт ответственность за бесперебойную работу и за все обещания, которые в этих правилах информационной системы описаны”, – сказал Аксаков.

Также прописано понятие оператора обмена цифровых финансовых активов и дано определение новой “сущности” – операционные цифровые знаки, которые могут быть и средством обмена цифровых финансовых активов.

“Эти знаки позволяют, в том числе, реализовываться и завершаться очень сложным смарт-контрактам. Эти знаки могут быть получены только в рамках тех информационных систем, которые работают по закону России и по правилам, согласованным Центральным банком”, – сказал Аксаков.

МАЙНИНГ ИСЧЕЗ

Власти решили не прописывать майнинг криптовалюты в законодательстве.

“Если мы описываем майнинг, то необходимо прописать и криптовалюты в законе, майнинг – это создание и валидация криптовалюты, но… фактически у нас закон не про криптовалюты, а про инвестиции – как создать условия, чтобы наши инвестиционные платформы могли привлекать ресурсы”, – сказал Аксаков.

Депутаты и чиновники раньше собирались прописать новый вид предпринимательской деятельности в законе – майнинг, чтобы он мог облагаться налогами.

“Но, дискутируя у Эльвиры Сахипзадовны, мы согласились, что администрирование этого бизнеса будет обходиться дороже, чем те налоги, которые будут с этого бизнеса собираться. Учитывая, что сам майнинг уже не так актуален, как это было год назад, с точки зрения получения доходов, а значит и налогообложения, и приняли решение не давать определение майнинга”, – сказал Аксаков.

На вопрос, если определение майнинга исчезло, значит налоги за него можно не платить, Аксаков сказал:

“Это проблема налоговой инспекции, и к ним вопрос нужно это или нет”.

Яна Пурескина из Минфина, которая работала над законопроектом, сказала, что государство должно скоро определиться с регулированием цифровых финансовых активов.

Аксаков надеется, что в ноябре законопроекты пройдут второе чтение и нормы вступят в силу в 2019 году.

ТОНКОСТИ РЕГУЛИРОВАНИЯ

Текст законопроекта пока нигде не опубликован, поэтому не ясно, это один пакет законопроектов, или как и раньше, три проекта.

Аксаков думает, что окончательный вариант придётся ещё дорабатывать с учётом замечаний администрации президента.

“Ключевой задачей, на которой настаивает Минфин… мы видим сохранение модели ICO как лёгкого привлечения финансирования”, – сказала Пурескина.

Квалифицированной аудитории надо дать возможность привлекать средства под финансирование проектной деятельности.

Для регулирования ICO Минфин считает достаточным оставить два документа оферту, инвестиционный меморандум и дать право самому эмитенту токенов определяться с правилами ведения реестра, будет он распределённым или нераспределенным.

“С учётом этого принципа параллельно шёл законопроект о краундфандинге, где увязывалось использование площадки, операторов системы и иных посредников, чтобы минимизировать риски для инвесторов. Логично было бы сохранить эту связку”, – сказала Пурескина.

Она настаивает на связке токенов с законодательством о рынке ценных бумаг и акционерным законодательством.

“Мы тоже, Минфин России, относится в этом смысле к цифровым технологиям, как новым, более удобным, но тем не менее формам выпуска ценных бумаг и производных, а не как к самостоятельным инструментам, которые представляют такие же права, но на других условиях”, – сказала Пурескина.

Тут Минфин видит риск арбитража относительно сложившейся системы корпоративного права и угрозу интересам акционеров, которые стали правообладателями по традиционному законодательству.

Аксаков сказал, что с помощью “технарей” в последнем варианте закона удалось прописать вместо понятия “майнинг” схему валидации цифровых прав:

“Для валидации там есть так называемые узлы информационной системы, они будут осуществлять валидацию цифровых прав, записи. Что появилась запись о правах такого человека на такие-то активы”.

ЧТО УЧЛИ В ЗАКОНЕ

Депутаты учли в последней версии законопроекта некоторые предложения главного эксперта рабочей группы по оценке рисков оборота криптовалют – Элины Сидоренко, директора Центра цифровой экономики МГИМО МИД России.

Она предлагала все цифровые активы разделить на три группы.

“Мы должны разграничить криптовалюту, как особый инструмент с особым правовым статусом и особым режимом, который должен быть в полной мере отрегулирован на уровне подзаконных актов и рекомендаций ЦБ РФ”, – сказала Сидоренко.

Во-вторых, власти должны от криптовалют отделить цифровую форму ценных бумаг и производных финансовых инструментов, которые уже определены в законодательстве, к ним можно относить и токены.

Третья группа – это цифровые нефинансовые активы, так называемые цифровые знаки, которые являются лёгкой правовой формой гражданско-правовых договоров (краудфандинг).

“И тут такого жёсткого регулирования… как в отношении криптовалюты, бездокументарных ценных бумаг быть не должно”, – сказала Сидоренко.

“Все вместе сразу обозвать цифровыми финансовыми активами, не разбираясь, неправильно на сегодняшний день”, – сказала она.

 

Комментировать статью

Please enter your comment!
Please enter your name here

19 + 17 =