Автор и ведущий программы «Силиконовые Дали» на радио Megapolis 89,5 FM Владимир Смеркис поговорил про майнинг с Леонидом Маркиным — основателем проектов Giga Watt и Cryptonomos.

«Тогда не было компаний, проводящих ICO под ключ, и мы провели его сами»

Владимир: Расскажи вкратце о двух проектах. Что из себя представляет Cryptonomos, а что — Giga Watt. Майнинговая история — это больше про Giga Watt, но тем не менее, что появилось раньше, как эти проекты дополняют друг друга, в целом?

Леонид: Три года назад, приехав в Америку, мы с моими партнерами начали исследовать новые ниши, в которых могли бы проявить себя. Блокчейн был мейнстримом на тот момент. Мы были одни из первых, кто заинтересовался майнингом. Тогда мы объехали западный берег Штатов, поднялись к Канаде и нашли дешевое электричество и классного парня, который с 2012 года занимался майнингом. Звали его Дэйв Карлссон. На тот момент он оперировал небольшой фермой, но был достаточно известен в кругах профессиональных майнеров.

Владимир: Тогда это еще не называлось Giga Watt?

Леонид: Да, компания называлась Mega Big Power. Мы провели с ним несколько сессий переговоров и купили эту компанию, оставили Дэйва в должности директора и дали ему небольшой стек. Он до сих пор является нашим партнером. Мы переименовали компанию Mega Big Power в Giga Watt, и идея дальнейшего развития нам виделась так, что мы решили провести ICO. Сейчас есть много компаний, которые, как платформы, предлагают проведение, поддержку ICO, помощь в проведении ICO под ключ. Но на тот момент таких решений не было на рынке.

Владимир: Были какие-то единичные отдельные личности, которые что-то знали, кто-то привлекал инвестиции, кто-то делал технологическую платформу.

Леонид: Кто-то помогал с маркетингом, с PR, но так, чтобы это было комплексное решение, которое бы закрывало все вопросы – такого не было. Мы поставили себе задачу сделать self-ICO, сделать его не аутсорсинге, не привлекая сторонние организации, а собрать in house команду, что у нас достаточно неплохо получилось. В августе 2017 года, закрыв ICO, мы собрали 10 тысяч биткоинов. На тот момент это был эквивалент $23 миллионов. Мы попали в топ-12 ICO по сборам в то время.

Владимир: А сколько тогда биткоин стоил?

Леонид: Он стоил тогда $2,3 тысячи.

Владимир: Очень неплохо вы, наверное, уже в декабре ощущали новогоднее настроение.

Леонид: Это длинная история. Мы, к сожалению, не имели возможности холдить эти биткоины, потому что наша концепция предполагала, что нам нужно было строить инфраструктуру на эти деньги. Мы их завели в эскроу. Нашим эскроу была одна из крупнейших юридических компаний в Америке Perkins Coe.

Владимир: Эскроу — это такая организация, которая, грубо говоря, не позволяет украсть средства, которая является гарантом того, что они будут потрачены в нужном направлении теми людьми, которые их собрали.

Леонид: Да, абсолютно верно. И по сегодняшний день — это такой сложный, мучительный, не всегда прогнозируемый процесс стройки. Мы строим, строим и строим.

Владимир: Фактически, после создания инфраструктуры для проведения собственного ICO у вас появилась вторая компания, которая называется Cryptonomos, которая сейчас предлагает услуги.

Леонид: Да. Cryptonomos провел первое ICO нашей же компании Giga Watt, и дальше уже мы начали эту услугу предлагать в рынок. К сегодняшнему дню мы закрыли девять ICO. Я считаю, что все из них мы закрыли довольно успешно. В общей сложности, совместно с Giga Watt мы помогли компаниям собрать $190 миллионов.

«Биткоины или эфириумы, по сути, — приз, который майнеры получают за то, что проводят транзакции в блокчейне»

Владимир: Леонид, расскажи, что такое майнинг в общих чертах? Понятно, что какие-то компьютеры подключаются к интернету и к электричеству и делают деньги. Особенно большие деньги приходили в 2017 году, когда в Москве появлялись шуточные плакаты: «Папа, не майни!», когда все просто бросились заставлять балконы и жили в жаре, но тем не менее готовились к состоятельной жизни. В целом, что это такое?

Леонид: Коротко, в одну фразу, я бы уложил определение майнинга — это инфраструктура, позволяющая проводить транзакции в блокчейне. То, что майнеры получают вознаграждение от сети в виде пресловутых биткоинов или эфириумов, по сути, — приз, который сеть им обеспечивает за то, что они собирают так называемые блоки и проводят транзакции в блокчейне. Это инфраструктурный элемент, необходимый для существования блокчейна.

Владимир: Насколько частный майнинг имеет место жить? Насколько это перспективно? В чем отличие от индустриального майнинга, который вы предлагаете?

Леонид: Индустриальный майнинг предлагает то, что мы фокусируем все свои усилия на поиске дешевого электричества, что лежит в основе расходов на майнинг. Мы сфокусированы на профессиональном maintenance. То есть, если ты поставишь на балконе свои риги, они у тебя будут гореть, кто за ними будет следить? Как ты их будешь ремонтировать? У компании Giga Watt в штате на текущий момент есть более 50 филд-инженеров. Это те люди, которые непосредственно, 24 часа семь дней в неделю следят за работой оборудования. У нас есть собственный сервисный центр, который в оперативном порядке устраняет неполадки. Если чип перегорел, он может поменять его, поставить на его место новый. Тем самым аптайм (процент времени работы оборудования), конечно же, будет у индустриальных провайдеров услуг майнинга всегда выше, чем у студента, который поставил его себе.

Владимир: Все сейчас говорят, анализируя стоимость биткоина, о так называемой себестоимости майнинга. Насколько корректно такую величину считать, какая она сейчас, насколько эффективен сейчас майнинг?

Леонид: Посчитать себестоимость можно. Это не простая формула. Скажу коротко, что сегодня при расчете себестоимости майнинга биткоина я ориентируюсь где-то на $4–4,1 тысячи за биткоин по текущему курсу.

Владимир: И дешевле, получается, не будет?

Леонид: Дешевле не будет. Себестоимость добычи биткоина будет расти всегда, так же, как и растет сложность, там есть прямые зависимости. Но и биткоин растет, и мы это понимаем, и мы в это свято верим.

Владимир: Скажи, пожалуйста, но ведь возможен не только майнинг биткоина, можно майнить эфир, dash и другие криптовалюты. Насколько правильно диверсифицировать майнинг, если ты делаешь свою небольшую или уже большую фирму. Или вы, например, сосредоточены только на биткоине?

Леонид: Должен внести некую ясность. Giga Watt — это не selfminer. Мы не майним сами в свои кошельки. Мы строим инфраструктуру для майнинга. Иными словами, у нас есть дешевое электричество, мы его правильно упаковываем, подводим к нужной полке, есть специально нами разработанный дизайн facility, которые мы называем pod. Это система вентиляции и система доступов тех же филд-инженеров. Мы предоставляем эту полку с дешевым электричеством в аренду. Мы не предполагаем диверсификацию и не предлагаем ее нашим клиентам, мы им не указываем ту валюту, которую они должны майнить. Они принимают решение сами. По статистике, на текущий момент 50% из наших клиентов со всего мира (а их уже больше 12 тысяч) выбирают майнинг биткоина, а вторая половина — альтернативные коины. Наверное, около 30% из них — эфириум.

Леонид Маркин
Леонид Маркин Фото: LinkedIn

 

Владимир: Если я хочу стать майнером, то, сколько мне нужно для этого денег, насколько это сложно и какие первые шаги нужны?

Леонид: Самое простое — ты можешь купить одну единицу оборудования, один юнит, так называемый, цена которого, в зависимости от той валюты, которую ты предпочитаешь майнить, на данный момент колеблется от $1 тысячи до $3 тысяч. И этого тебе уже будет достаточно, чтобы поставить один юнит на полку. Дальше ты скачаешь приложение Giga Watt. Это, кстати, моя большая гордость. Я очень признателен нашему техническому блоку, нашим ребятам-разработчикам, которые сделали, в моем понимании, лучшее решение на данный момент из существующих.

Владимир: В плане приложения?

Леонид: В плане приложения, да. Они запилили приложения для Android, iPhone, iPad и даже для Apple Watch. Ты можешь в режиме online видеть, какие майнеры работают, какие вышли из строя и в данный момент находятся в сервисе. Ты видишь все поступления. Идея была такая, даже некое промо у нас было, когда ты сидишь за столом, у тебя часы пикнули, и твой друг спрашивает, что это было, а ты показываешь, что вот, смотри, у меня $100 пришли. Отвечая на твой вопрос, скажу, что ты можешь начать с совсем небольшой суммы, ты можешь поставить всего лишь один юнит и уже станешь майнером. Но это не позволит тебе сэкономить на электричестве, ты будешь находиться в зоне тарифов по верхней планке. Если ты купишь их сто, то ты получишь существенную экономию. Но самая большая история, которую ты можешь сделать с Giga Watt — ты можешь построить отдельно под себя pod, chicken house я его люблю называть. Это pod, в котором ты можешь разместить тысячу юнитов, и ты получаешь спецусловия у Giga Watt.

Владимир: То есть и электричество будет дешевле, и maintenance. А вы просто комиссию какую-то берете за свою инфраструктуру и за свои услуги?

Леонид: Да. Мы несколько дороже перепродаем электричество, по понятным причинам мы его упаковали в эту коробку. Плюс, мы берем небольшую комиссию за maintenance, за наших инженеров.

«Год назад мы задумались, какие альтернативные способы использования этого оборудования мы можем предложить нашим клиентам»

Владимир: Как вам юридически удалось основать бизнес в Америке? В России у нас еще пока непонятный статус, вроде бы принимаются какие-то законопроекты в первых чтениях, то есть, есть движение вперед, но все равно — это не белое поле. Насчет юридических аспектов: как вам удалось все сделать и, как ты считаешь, в России обстоят дела с этим?

Леонид: Относительно Америки. Security Exchange Commission в последнее время достаточно активно дает понять свою позицию относительно криптовалюты, и они объявляют в таком, можно сказать официальном режиме о том, что это не ценная бумага и что она не подпадает под регулирование. С другой стороны, я понимаю, что, конечно же, сам процесс майнинга регулироваться будет, и мы, наверное, скорее, за, чем против. Но, как всегда на любых новых рынках, большие компании заинтересованы в более понятных, может быть не всегда простых правилах игры, тем самым это усложняет жизнь появлению каких-то малых компаний. Giga Watt по праву может называть себя на текущий момент самой большой майнинговой фермой на континенте Северной Америки. Что касается России, то я не очень слежу за ситуацией, честно говоря. Но я понимаю, что здесь отрицания нет, и я надеюсь, что хватит мудрости у наших людей, которые находятся у руля, чтобы не сломать, не запретить, а научиться правильно договариваться с представителями бизнеса и зарегулировать эту историю.

Владимир: Предположим, биткоин, эфириум стоят 10 центов, ну или вообще их начинают запрещать, понимают, что господин Сатоши Накамото — сотрудник ЦРУ, его арестовывают, все замораживается, раскрывается код. Что делать с тем оборудованием, которое стоит сотни миллионов долларов, с теми средствами, что есть у клиентов? Какое будущее тогда у этой инфраструктуры, которую большое число людей, кроме вас, тоже строит?

Леонид: Я отмечу, что это — самый важный и значимый вопрос, который ты сегодня задал. Это моя боль. Если мы говорим сейчас про майнинг биткоина, то известный алгоритм sha256 и чип 16-нанометровый, которые майнят сегодня биткоин, не могут делать больше ничего. Я понимаю, что человечество тратит гигантские ресурсы (а это еще сопряжено с проблемами в экологии), выжигает несметное количество электроэнергии, добывает код, майнит биткоин и дальше не может это оборудование использовать никак, хотя оно на сегодняшний момент с точки зрения вычислительных возможностей является самым мощным. Это по части биткоина.

Владимир: А почему такое мощное оборудование для биткоина ни для чего больше неприменимо? Инженеры специально это сделали?

Леонид: Большая ошибка в том, что именно этот алгоритм был выбран для сети биткоин. Что касается GPU-майнинга, мы производим свой собственный GPU-майнер, он называется альфа-майнер. Мы уже выпустили две версии, и у нас уже скоро будет третье поколение. На данный момент это самый мощный GPU-майнер серийного производства, который есть на рынке.

Владимир: Вы его продаете в розницу, в том числе, или вы его используете только в Giga Watt?

Леонид: Вы его можете купить, мы можем вам его отправить доставкой world wide, куда вам будет удобно. На базе Giga Watt родилась идея. Где год назад мы задумались о твоем вопросе: а что же мы будем делать, какие альтернативные способы использования этого оборудования мы можем предложить нашим клиентам? У нас появилась целая сетка идей и уже даже у нас есть подписанные контракты с проектами и с нашими партнерами в следующих областях. Например, cloud gaming. У геймеров есть проблема — компьютеры старые, вышла новая игра, а видеокарта не тянет. Out gaming — отличный проект Play Key, наших партнеров, русских ребят из Перми.

Владимир: Тоже они на Cryptonomos собирали.

Леонид: Мы им помогали собирать на Cryptonomos, и поэтому они активно сегодня с нами сотрудничают в части использования GPU-инфраструктуры для гейминга.

Владимир: Давайте назовем еще несколько отраслей.

Леонид: Я быстро их перечислю. Рендеринг, любые решения искусственного интеллекта, image recognition, deep learning, sheen learning — это все, что используется и считается на GPU.

Владимир: То есть, фактически, вы всю эту инфраструктуру сможете переориентировать в какой-то момент, если это понадобится.

Леонид: Мы этим активно занимаемся, и скажу, что у нас уже начинает получаться все лучше и лучше.

Владимир: Леонид, расскажи, пожалуйста, про суперкомпьютер. Ты говоришь, что есть такая идея, есть концепт, есть опасения, понятно, что у всех они существуют, что вдруг в какой-то момент вдруг может произойти обнуление криптовалюты или их исчезновение, и что можно всю эту большую инфраструктуру, которая у вас есть, которую вы создали в Америке использовать на благо. Подробнее, что сейчас этот суперкомпьютер делает? Это просто идея, это какой-то проект, который продает мощности? Как коррелирует с вашими другими бизнесами?

Леонид: Как я уже сказал до этого, довольно много областей применения использует GPU как вычислительную мощность для произведения тех или иных вычислений. Я расскажу про суперкомпьютер на одном конкретном примере, на котором мы сейчас фокусируемся, чтобы было понятно, как это может работать. Давай представим, что у нас сегодня есть 12 тысяч клиентов. У каждого из них есть как минимум один майнер, который там стоит. Мы задумались на тему того, что, конечно, он никогда не сможет этот майнер предложить институту прогноза погоды в Нью-Йорке, например, для того, чтобы обеспечить часть задач их вычислений.

Владимир: Потому что институту прогноза в Нью-Йорке нужна сразу тысяча майнеров.

Леонид: Да, им нужны сразу тысячи, во-первых. Во-вторых, это специальные софтверные решения, которые там лежат на втором уровне, которые должны связать этот институт, отправить эту задачу на GPU и еетам отработать. Они у нас все аллоцированы, они у нас все стоят, и мы ими можем управлять. Здесь возник такой вопрос: каким образом мы можем заставить их работать, переключаясь в тот момент, когда появляется более выгодная. Здесь речь идет именно о монетизации. Чем мы можем наших клиентов заинтересовать? Мы им говорим о том, что вот смотри, вот институт прогноза погоды, и он заплатит тебе за исследование ураганов в Атлантике больше, чем ты сегодня майнишь у эфириума.

Владимир: И конечно, этот человек переключится.

Леонид: Он, конечно, не откажется. Теперь нужно понять, как это сделать на техническом уровне, как это решить софтверно. Это чем занимаемся сегодня мы. Конкретный пример, про который я хотел рассказать подробнее, мне очень нравится. Называется он «Леонардо». Это наш проект с американской командой, с очень сильным лидом Марко Йодича, который является семикратным обладателем Каннских львов в области всевозможного продакшена и энтертеймента. Проект видеорендеринга предполагает рендеринг CGI для таких индустрий, как 3D-дизайн, как Architects Draw.

На сегодняшний момент, если мы будем говорить про таких гигантов, как IKEA, которые рисуют свои каталоги, 80% рендерится. Они отказались от несметного количества дизайнеров-людей, это все делает компьютер. Рендеринг используется в movie post production. Во всем современном кино, которое снимается, экшен занимает несколько съемочных дней, а все остальное, самое дорогое, сложное и самое обремененное по времени — это все делает компьютер, это все рендерится, гора, дождь и все, что угодно.

Владимир: То есть, Леонардо — это проект, который позволяет сдавать мощность в аренду под различного рода вычисления?

Леонид: Этот проект конкретно под рендеринг. Глобальный наш goal — привлечь крупные киностудии Голливуда. Мы там рядышком, у нас офис в Беверли Хилл. Мы надеемся, что сможем привлечь такие студии, как Marvel Pixar. Там действительно у них большие объемы и по деньгам, и по работе. В этом есть смысл — попытаться помочь нашим клиентам зарабатывать дополнительные деньги не только на криптовалютах, но и на рендеринге в том числе.

Владимир: То есть, будущее все-таки есть, получается?

Леонид: Абсолютно! Я в этом не сомневаюсь.

Владимир: Сейчас история с майнингом более перспективна про GPU? Если смотреть в будущее, чтобы потом сдать в аренду это кому-то?

Леонид: С этой точки зрения, да. Если говорить сейчас в моменте, то есть мы ведь опираемся на то, что они работают. Наш концепт, что он должен продолжать майнить и в случае появления задания, он переключается, отрабатывает его и возвращается в режим майнинга.

Владимир: Есть же автоматические истории, которые переключаются. Насколько это работает?

Леонид: У нас это все есть, это не самое сложное софтверное решение. Это решение у нас есть, если будет эффективнее майнить Monero или Dashcoin, то все наши майнеры автоматически переключатся на них с эфира. Но просто пока эфириум дает возможность заработать больше.

Владимир: Скажи, пожалуйста, как вы относитесь к такому решению как cloud mining? Не все к нему однозначно относятся. Некоторые считают, что это какое-то мошенничество, обман. Cloud mining — это про вас или нет?

Леонид: Нет, cloud mining — это не про нас. Мы — это хостинг. Наш софт предполагает, что ты являешься конкретным владельцем конкретного юнита, и если он конкретно сломался, то значит, тебе не повезло, значит твой будем сейчас ремонтировать. Ты это видишь все в dashboard нашего приложения.

Владимир: И ремонтируешь его за свои деньги?

Леонид: Ну, мы, конечно, чарджим, но совсем лояльно. То есть, это в любом случае в разы дешевле, чем отправить его куда-то в Китай на ремонт и потом дождаться, когда он вернется. Что касается cloud mining, то это хэшрейт. Много инсинуаций на тему того, что здесь есть много пространства для мошенничества, но я не берусь говорить ни про какую компанию плохо или хорошо, просто это не наша модель.