3 августа 2019. США вводят частичные санкции против российского госдолга, объявил Госдепартамент. Банкам США будет запрещено покупать еврооблигации (но не ОФЗ) российского правительства и, возможно, госкомпаний, но лишь при первичных размещениях

Соединенные Штаты все-таки ввели санкции против суверенного долга России — они сделали это через второй обязательный раунд санкций по закону о контроле за химическим оружием спустя полтора года после отравления в Англии экс-офицера ГРУ Сергея Скрипаля.

Однако санкции против госдолга оказались лишь частичными: администрация США прибегла к исключениям (waivers), выведя из-под санкций любые покупки американскими банками рублевых облигаций ОФЗ и торговлю евробондами на вторичном рынке.

Только в иностранной валюте и только на первичном рынке

Как объявил Госдепартамент, санкции, вступающие в силу после 19 августа, будут распространяться на:

– участие банков США в первичных размещениях облигаций, номинированных не в рублях,
– выпущенных «российским сувереном»;
– валютное кредитование американскими банками «российского суверена».

Американские власти также объявили, что будут отказывать в предоставлении лицензий на экспорт в Россию в адрес государственных предприятий химических и биологических товаров, контролируемых по линии Минторга США. Поставки по существующим контрактам смогут продолжиться. Сложно оценить, как повлияет этот запрет на двустороннюю торговлю. В 2018 году Россия, например, импортировала из США сыворотки, вакцины, токсины, культуры микроорганизмов (код 3002 ТН ВЭД) на сумму $301 млн. По оценке Госдепартамента США, новые санкции в целом могут лишить Россию доступа к «миллиардам долларов» двусторонних коммерческих отношений.

Точная сфера действия ограничений будет зависеть от того, что власти США подразумевают под «банками» с одной стороны и «сувереном» с другой. Разъяснения ожидаются от Управления по контролю за иностранными активами (OFAC) Минфина США.

На практике американские банки больше не смогут покупать валютные еврооблигации правительства России на первичных размещениях. Таким образом, администрация США реализует запрет на прямое долларовое финансирование «российского суверена». Однако американским инвесторам ничто не помешает купить российские евробонды после начала их обращения на рынке. Пока не ясно, насколько банки будут пользоваться такими возможностями — есть вероятность, что они полностью уйдут с этого рынка во избежание репутационных и санкционных рисков.

Сколько российских евробондов покупают американцы

В 2019 году Россия размещала еврооблигации дважды — в марте и июне, оба раза по два транша.
Инвесторы из США выкупили в общей сложности 22,4% всех выпусков в этом году — примерно $1,4 млрд из $6,4 млрд, следует из расчетов РБК на основе данных Минфина.
В последнем выпуске с погашением в 2035 году их доля достигла 29%.
Формально Россия лишится около 20% инвесторской базы по евробондам. На самом деле российские еврооблигации размещались с большой переподпиской: так, в ходе июньской продажи на $2,5 млрд совокупный спрос на бумаги составил $7 млрд, при этом российские инвесторы были исключены из размещения. При продаже евробондов Минфин сам выбирает итоговые пропорции по географии инвесторов. Таким образом, можно предположить, что выход американцев не приведет к дефициту инвесторов.

Кроме того, Минфин уже неоднократно говорил, что объективной необходимости размещать еврооблигации у него нет. Минфин вправе перераспределять внешние и внутренние заимствования в пределах общего лимита, то есть может при необходимости нарастить долю ОФЗ.

Нерезидентам принадлежит около 35,7% всего российского госдолга (ОФЗ и евробондов), или $60,7 млрд из $170,3 млрд (данные Банка России по ОФЗ на 1 июля, по еврооблигациям — на 1 апреля). В том числе лишь около $20 млрд в евробондах.

Неизвестно, сколько точно принадлежит американским инвесторам (Минфин и ЦБ не раскрывают данные о страновой принадлежности), но рейтинговое агентство АКРА в прошлом году оценивало, что американцы владеют 8–10% российского публичного госдолга (то есть $13–17 млрд). Это далеко не только банки, но и пенсионные фонды, управляющие компании.

Банкам США на конец марта 2019 года принадлежали обязательства «официального сектора» России (правительства и Центробанка) на $3,32 млрд, следует из данных Банка международных расчетов (BIS). Это можно считать приближенным показателем владения российскими госбумагами (ОФЗ и евробондов). Разбивки по тому, сколько из этих обязательств номинировано в иностранных валютах, BIS не предоставляет.

Не только центральное правительство, но и госпредприятия?

Из подписанного 1 августа президентом США указа об особенностях реализации «химических» санкций следует, что американская администрация будет понимать «правительство» России широко — включая структуры, «принадлежащие или подконтрольные» правительству. Такое же расширенное определение используется в венесуэльских санкциях, под которые также подпадают госкомпании Венесуэлы.

Если США также запретят американским банкам покупать при первичных размещениях евробонды компаний, подконтрольных российскому государству («Газпром», АЛРОСА и т.д.), и кредитовать в долларах российские госбанки (сейчас госбанки могут привлекать короткие долларовые займы на срок до 14 дней), это потенциально существенно расширит сферу действия ограничений. С одной стороны, по данным BIS, общая задолженность российских резидентов перед банками США составляет $11,8 млрд (сколько приходится на долю госбанков и госкомпаний, неизвестно). С другой стороны, совокупные иностранные обязательства всех российских банков (не только государственных) перед контрагентами США составляют $13,6 млрд на 1 апреля 2019 года.

Но OFAC, скорее всего, выпустит толкование, ограничивающее запрет только первичными покупками евробондов центрального правительства, но не государственных предприятий, сказал РБК бывший старший советник OFAC Брайан О’Тул. Он обращает внимание на слово «суверен», которое используется в сообщении Госдепартамента и подразумевает узкую интерпретацию правительства. «Будет неразумно бить по всем госпредприятиям без разбору — главным образом по «Газпрому», отношения с которым важны для Евросоюза», — отмечает эксперт.

Автор: Иван Ткачёв