Власти России решили, как им быть со спутниковой связью OneWeb и других операторов будущего

Космический интернет пытаются взять под контроль. Опубликовано постановление правительства, которое обязывает иностранные спутниковые системы [связи] иметь станции сопряжения на территории России. Снимет ли это претензии ФСБ к космическому интернету?

«Полагаю, постановление выпущено под спутниковые сети нового поколения — OneWeb и Starlink», — считает управляющий партнер и основатель российского хостинг-провайдера RUVDS Никита Цаплин. Он напоминает, что в проекте OneWeb заложено использование наземных станций для раздачи скоростного интернета через 5G, а у старых систем скорости «оставляют желать лучшего».
Действительно, спутниковая связь существует уже 18 лет. Но спутники первой частной сети Iridium находятся на высоте 36 000 км от поверхности Земли. Это приводит к низкой скорости связи, большому времени задержки сигнала и дороговизне связи по сравнению с сотовой и проводной.

Ближе к людям

Развитие электроники и ракетостроения позволило поменять схему и раздавать Интернет с сотен и тысяч спутников, вращающихся на относительно низких орбитах (до 1000 км). Характеристики интернета улучшатся, пользователей потенциально станет больше, что может драматически снизить себестоимость доступа в глобальную сеть через спутники.

Часто смелыми проектами отмечается Илон Маск. Он действительно не мог пройти мимо и в 2018 году запустил два тестовых спутника для будущей группировки Starlink аж из 12000 спутников. Также свои спутники для низкоорбитальной группировки собираются делать Boeing, Samsung и другие компании. Однако первой свою группировку намерена создать компания OneWeb.

Цаплин считает, что еще одна причина постановления — стремление РФ защитить свой интерес как инвестора в Oneweb от конкурентных систем. На фоне последних неудач российской космонавтики приятно отметить, что России принадлежит доля в OneWeb: в 2017 году для работы над созданием спутниквой сети OneWeb и «Роскосмос» создали предприятие «Уанвеб». Российская госкорпорация предоставит ракеты-носители для вывода аппаратов на орбиту. Запуск первого ожидается уже 2 марта.

На привязи

В 2018 году ФСБ выступила против спутникового интернета на территории России. Но эксперты отметили, что сеть может работать и без поддержки нашей страны. Видимо, это было понятно и правительству, потому что в итоге было принято Постановление от 21 февраля 2019 года №175, согласно которому трафик российского сегмента всех терминалов, которые не находятся в роуминге (видимо, имеется ввиду «не подключены через сотовых операторов»), должен проходить через станцию сопряжения на территории России. Какие проблемы оно решает?

«Вряд ли стоит говорить о том, что это «новые требования» к операторам. Достаточно вспомнить эпопею с легализацией в России компании Iridium Communications Inc., которая за свой счет в 2016 году построила в Ижевске станцию сопряжения с российскими сетями связи, чтобы соблюдать законодательство об оперативно-розыскных мероприятиях (СОРМ)», — напоминает технический директор ООО ТСС Илья Шарапов. Он считает, что и в этот раз смысл требований в желании читать весь пользовательский трафик и блокировать запрещенные ресурсы.

Шараев считает, что даже использование оборудование DPI (deep packet inspection) для сканирования пакетов не позволит прочитать зашифрованный трафик. Учитывая, что трафик шифруется для всех сайтов, использующих протокол HTTPS (можно узнать по префиксу https. в начале сетевого адреса), у пользователей останется возможность обращаться к заблокированным ресурсам через VPN. Однако в 2018 году был принят закон о запрете VPN-сервисов, которые позволяют получить доступ к сайтам из черного списка.

При этом эксперты не сомневаются, что создание наземных станций скажется на себестоимости космической связи: «Кто будет строить или платить за аренду наземных станций? Если операторов заставят делать это за свой счет, они постараются добиться софинансирования со стороны государства или же льгот, что в конечном счете покрывается налогоплательщиками. Самое же простое решение — переложить издержки на пользователей, повысив стоимость услуг», — объясняет Шарапов.

Путь в обход

Технически возможна связь со спутниками напрямую, но это потребует использования внешних антенн размером в десятки сантиметров, на подключение которых массовые мобильные устройства не рассчитаны. Поэтому потребуются отдельные терминалы для приема и передачи сигнала. Но ввоз этих терминалов может быть запрещен.

«Провайдеры, которые не обеспечат наличие станций сопряжения, рискуют не получить частоты, а также попасть под запрет ввоза абонентских терминалов», — объясняет Цаплин.

В целом международные операторы могут проигнорировать этот запрет и пожертвовать рынком России, если в их архитектуре не предусмотрены наземные станции, в отличие от OneWeb. Тогда потенциально российские власти могут применить средства радио-электронной борьбы против операторов низкоорбитального интернета, но Цаплин считает такой подход маловероятным «в силу колоссальных энергетических затрат в масштабах страны».

Шарапов также считает, что технически поймать спутниковый сигнал напрямую будет возможно. Он, однако, прогнозирует введение законодательного запрета на работу операторов, не выполняющих вышеупомянутое постановление. В отличие от Цаплина он допускает, что их сигналы на территории РФ будут глушить.

В целом установка наземных станций превратит спутниковый интернет в столь же контролируемый, как проводной и мобильный. Однако соблюдение операторами «пакета Яровой» и других законов РФ открывает дорогу широкому использованию космического интернета в России. Если, конечно, OneWeb, Starlink и другим компаниям удастся реализовать свои грандиозные планы по запуску многотысячных спутниковых группировок, раздающих быстрый и недорогой доступ в глобальную сеть.